Контакты

Адрес: 644042, г. Омск, пр. Маркса,18/1, к. 420 "А"
тел/факс: 8(3812)32-13-52
e-mail: mail@ozppss.ru

Обратите внимание
Новости

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 04.07.2012 по делу № 33-3549/12

Председательствующий: Рубе Т.А.                                     Дело № 33-3549/12

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе председательствующего Чукреевой Н.В.
судей областного суда Егоровой К.В., Магденко И.Ю. при секретаре Ж.
рассмотрела в судебном заседании 04 июля 2012 года
дело по апелляционной жалобе представителя ОАО «ГСК «Югория» И. на решение Первомайского районного суда г. Омска от 29 марта 2012 года, которым постановлено:
«Взыскать с ОАО «ГСК «Югория» в пользу ОАО «АИЖК» страховое возмещение в сумме 124384 рубля 00 копеек по Комбинированному договору № ДС/34-000069 ипотечного страхования, заключенному 12 октября 2005 года между ОАО «ГСК «Югория» и П.
Взыскать с ОАО «ГСК «Югория» в пользу П. страховую выплату в сумме 71475 рублей 26 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 3000 рублей и расходы по оплате услуг представителя в сумме 10000 рублей 00 копеек.
Взыскать с ОАО «ГСК «Югория» государственную пошлину в доход местного бюджета в сумме 5317 рублей 19 копеек».
Заслушав доклад судьи областного суда Чукреевой Н.В., судебная коллегия

 УСТАНОВИЛА:

П. обратилась в суд с иском к ОАО «ГСК «Югория» о взыскании страхового возмещения. В обоснование требований указала, что
12.10.2005 страховщиком ОАО «ГСК «Югория» с ней был заключен комбинированный договор ипотечного страхования во исполнение условий кредитного договора. Предметом договора страхования является, в том числе страхование жизни и трудоспособности П. Выгодоприобретателем по договору страхования обозначен ООО «АИЖК». 14.07.2011 П. была установлена II группа инвалидности по общему заболеванию. 05.09.2011 страховщик в выплате страховой суммы ей отказал, ссылаясь на то, что согласно п. 5 и п.п. 5.1.8 комбинированного Договора ипотечного страхования наличие у нее злокачественного заболевания, повлекшего установление ей инвалидности, не влечет возникновение ответственности страховщика. Между тем, согласно п. 8.2.1 в
Случае частичной или полной утраты трудоспособности в результате несчастного случая или болезни (присвоение инвалидности I или II) выплата осуществляется в размере 100% страховой суммы, установленной на одного страхователя (застрахованного), рассчитанной на дату составления страхового акта. Сумма ссудной задолженности П. на моментполучения отказа составляла 195 859 руб. 26 коп.
С учетом уточнения требований П. просила взыскать с ОАО «ГСК «Югория» в пользу ООО «АИЖК» страховую сумму в размере 124 384 руб., в ее пользу 71 475 руб. 26 коп., расходы по оплате услуг представителя в размере 10000 руб., компенсацию морального вреда в размере 10000руб.
П. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в её отсутствие.
Представитель П. - Пушкарь И.В. иск поддержал. Пояснил, что условие договора об освобождении ответчика от выплаты страхового возмещения при установлении инвалидности вследствие злокачественного заболевания является ничтожным, так как противоречит действующему законодательству и ущемляет права истца как потребителя услуг по личному страхованию. Поскольку на сегодняшний момент размер задолженности истца перед ОАО «АИЖК» по кредитному договору составляет 124 384 руб., ответчик должен выплатить в пользу кредитора страховое возмещение в размере оставшейся задолженности. Остальная часть страховой выплаты в сумме 71 475 руб. 26 коп. подлежит выплате в пользу истца как застрахованного лица.
Представитель ответчика ОАО «ГСК «Югория» И. иск не признала. Суду пояснила, что поскольку инвалидность присвоена истцу в результате злокачественного заболевания, следовательно, страховой случай не наступил.
Представитель ОАО «АИЖК» в судебное заседание не явился.
Судом постановлено выше изложенное решение.
В апелляционной жалобе представитель ОАО «ГСК «Югория» И. просит отменить решение суда, ссылаясь, что пределом ответственности страховщика является остаток ссудной задолженности заемщика на момент принятия судом решения. Поскольку договор страхования заключен в пользу третьего лица, не отнесен к категории договоров личного страхования, в связи с чем выплата страхового возмещения самому страхователю не может быть произведена. В графике страховой суммы и страховой премии отражены лишь пределы ответственности страховщика, которые подлежат уточнению кредитной организацией. Полагает, что суду следовало истребовать из ОАО «АИЖК» информацию о состоянии остатка ссудной задолженности П. по состоянию на 14.07.2011, а не руководствоваться графиком. Настаивает на том, что следовало исходить из текущего остатка ссудной задолженности страхователя в размере 124 384 руб. Поскольку отношения возникли в сфере имущественного страхования, полагает, что нормы законодательства о защите прав потребителей не применимы. Также указывает, что истец добровольно согласилась с условиями договора, которые стороны могут урегулировать в двустороннем порядке.
В возражениях на апелляционную жалобу представитель П. - Пушкарь И.В. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Проверив материалы дела, выслушав представителя П. - Пушкаря И.В., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом установлено, что 12.10.2005 между ОАО «ГСК «Югория» и П. был заключен комбинированный договор ипотечного страхования во исполнение условий кредитного договора от 12.10.2005. Предметом договора страхования является, в том числе страхование жизни и трудоспособности П. Страховщик обязался выплатить страховое возмещение выгодоприобретателю за обусловленную плату (страховую премию) при наступлении страхового случая. Выгодоприобретателем по данному договору страхования в настоящее время является ООО «АИЖК».
В силу п. 1 ст. 934 ГК РФ по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).
Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.
Согласно комбинированному договору ипотечного страхования от 12.10.2005 страховыми случаями по страхованию жизни, здоровья и трудоспособности страхователя (застрахованных) по договору являются: смерть страхователя (застрахованных) по любой причине, произошедшая в период действия настоящего договора; частичная или постоянная утрата общей трудоспособности страхователем (застрахованными) (при инвалидности 1 или 2 группы) в результате несчастного случая или болезни, наступивших в период действия настоящего договора (п. п. 3.1.1. - 3.1.2 комбинированного договора ипотечного страхования).
При наступлении страхового случая страховщик выплачивает страховое возмещение (страховую сумму) в счет погашения убытков, возникших в результате наступления страхового случая (п. 8. 1 комбинированного договора ипотечного страхования).
Судом установлено, что страхователем П. своевременно вносились  страховые премии по договору страхования в установленные сроки, что не оспаривается сторонами.
14.07..2011 П. была впервые установлена инвалидность по общему заболеванию на срок до 01.08.2012, что подтверждается справкой ФГУ «Главное бюро МСЭ по Омской области».
После обращения П. в Омский филиал ОАО ГСК «Югория» с заявлением произвести страховую выплату вследствие утраты трудоспобности в связи с установлением 2 группы инвалидности ей было отказано со ссылкой на то, что установление инвалидности в связи со злокачественным (онкологическим) заболеванием не отнесено договором комбинированного ипотечного страхования к страховым случаям.
Не согласившись с отказом в выплате суммы страхового возмещения, П. обратилась в суд с настоящим иском.
Проверив доводы сторон, суд правомерно исходил из следующего.
В пункте 5.1 комбинированного договора ипотечного страхования по страхованию жизни, здоровья и трудоспособности страхователя (застрахованных) обозначено, что события, указанные в п. 3.1 настоящего договора, не являются страховыми случаями, если они произошли в результате злокачественных заболеваний, СПИДа, за исключением случаев, когда на момент заключения договора страхования страховщик знал о таком заболевании.
Основанием возникновения обязательства страховщика по выплате страхового возмещения является наступление предусмотренного в договоре события (страхового случая) (п. 1 ст. 929 ГК РФ, п. 2 ст. 9 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации").
Пункт 2 ст. 9 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" определяет страховой случай как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю либо иным лицам.
Согласно п. 1 ст. 943 ГК РФ, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).
Для определения объема своей ответственности страховщик в договоре страхования и правилах страхования определяет, что является страховым риском.
Согласно п. 1 ст. 9 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.
Суд обоснованно учитывал, что стороны пришли к соглашению относительно страхового случая, к которым отнесена частичная или полная утрата общей трудоспособности страхователем (застрахованными) (присвоение инвалидности 1 или 2 группы) в результате болезни, наступивших в период действия договора (п.3.1).
Присвоение П. инвалидности 2 группы в результате выявленного онкологического заболевания отвечает всем признакам страхового случая, П. не могла его предвидеть и предотвратить, событие повлекло расстройство здоровья.
В силу п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения, то есть стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону.
Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ.
Согласно ст. 961 ГК РФ, неисполнение страхователем обязанности о своевременном уведомлении страховщика о наступлении страхового случая дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение.
Страховщик также освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных п. п. 2 и 3 настоящей статьи. Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (ст. 963 ГК РФ).
В силу ст. 964 ГК РФ, если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения, военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий, гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.
Таким образом, по смыслу приведенных норм ГК РФ случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения (страховой суммы) при наступлении страхового случая могут быть предусмотрены исключительно законом.
Сторонами в договоре страхования был согласован перечень событий, являющихся страховыми случаями, в частности, в числе данных событий было предусмотрена частичная или постоянная утрата общей трудоспособности (присвоение инвалидности 1 или 2 группы) в результате несчастного случая или болезни, наступивших в период действия договора.
Такого же основания  для освобождения от выплаты страховой суммы, как наступление болезни вследствие злокачественного заболевания, ни нормами ГК РФ, ни нормами иных законов не предусмотрено.
Установив, что в пункте 3.1 договора не содержится исключений относительно причин наступления инвалидности, обозначенной в качестве страхового случая, и лишь в последующем в пункте 5.1 указывается на условие исключения страховой ответственности вследствие наступлени инвалидности по причине злокачественных заболеваний, что в силу выше приведенных норм права не соответствует закону, суд обоснованно пришел к выводу, что это условие договора в указанной части противоречит закону и является ничтожным (ст. 168 ГК РФ).
Довод апелляционной жалобы о том, что истец добровольно согласилась с условиями договора, которые стороны могут урегулировать в двустороннем порядке, с учетом установленного, отклоняется.
Поскольку договор ипотечного страхования был заключен в пользу выгодоприобретателя, что согласуется с положениями ст. 934 ГК РФ, п.п. 1.2 - 1.4 комбинированного договора ипотечного страхования, судом верно сделан вывод о необходимости произвести взыскание суммы страхового возмещения в пользу держателя закладной - ОАО «АИЖК».
Относительно размера страхового возмещения судебная коллегия учитывает, что ответчик, не соглашаясь с требованием, вместе с тем не представил свой расчет суммы возможной выплаты.
Применительно к п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).
В силу п. 8.2.1 комбинированного договора ипотечного страхования возмещение убытков происходит в пределах страховой суммы в следующем размере: в случае частичной или полной утраты трудоспособности в результате несчастного случая или болезни (присвоение инвалидности 1 или 2 группы) выплата осуществляется в размере 100 % страховой суммы, установленной на одного страхователя (застрахованного), рассчитанной на дату составления страхового акта.
Страховая сумма по каждому объекту страхования устанавливается в размере суммы ссудной задолженности страхователя по кредитному договору, увеличенной на 10 % и указывается в Приложении № 1 кнастоящему договору (п. 4. 1 комбинированного договора ипотечного страхования).
Приложением № 1, являющимся неотъемлемой частью комбинированного договора ипотечного страхования, согласован график внесения П. страховой премии, установлены размеры страховой суммы с разбивкой по периодам страхования (л.д. 18).
Исходя из буквального толкования положений договора, а также действительной общей воли сторон с учетом цели договора (ст. 431 ГК РФ), суд правильно сделал вывод, что стороны припши к соглашению о том, что страховая сумма, хотя и определяется исходя из суммы ссудной задолженности, однако увеличивается на 10 % и окончательный размер указывается в Приложении № 1 к настоящему договору.
Указанное в п. 8. 3 комбинированного договора ипотечного страхования условие о том, что пределом ответственности страховщика по настоящему договору является сумма ссудной задолженности страхователя по кредитному договору, увеличенная на 10 % на момент составления страхового акта, противоречит условиям п. 4. 1, 8.2.1 о том, что окончательная страховая сумма указывается в Приложении № 1, которая подлежит выплате в размере 100 % при наступлении страхового случая.
В Приложении № 1 к договору стороны согласовали страховые суммы с разбивкой по периодам, исходя из определенных Приложением № 1 размерив страховых сумм, которые определены с учетом внесения П. страховых взносов, своевременность и полнота внесения которых не оспаривается страховщиком.
В такой ситуации, ссылки в апелляционной жалобе, что пределом ответственности страховщика является остаток ссудной задолженности заемщика на момент принятия судом решения, не соответствуют положениям договора, а потому отклоняются.
Относительно довода о том, что сумма задолженности определяется на момент составления страхового акта, а поскольку такой акт не был составлен, размер страхового возмещения не мог быть исчислен на дату наступления события, судебная коллегия исходит из следующего.
В силу п. 7.3.1 комбинированного договора ипотечного страхования страховщик обязан в течение 5 (пяти) календарных дней после получения от страхователя всех необходимых документов принять решение о признании заявленного случая страховым случаем и составить страховой акт либо составить мотивированный отказ в выплате страхового возмещения.
С учетом данного положения договора, поскольку А. было отказано выплате страхового возмещения, страховой акт и не мог быть составлен страховщиком, его составление предусмотрено в случае принятия положительного решения о признании заявленного случая страховым.
За период с 12.10.2010 по 11.10.2011 согласно графику страховая сумма определена в размере 195 859, 26 руб.
Ввиду того, что инвалидность П. была установлена в пределах указанного периода страхования, суд в решении сделал вывод об обязанности страховщика произвести выплату страховой суммы в размере 100 %, то есть 195 859, 26 руб.
Согласно сообщению ОАО «Омское ипотечное агентство», осуществляющего функции контроля за исполнением обязательств по закладной, рефинансированной ОАО «АИЖК», остаток основного долга на 06.03.2,0 Ц составил сумму 124 384 руб. (л.д. 76).
Установив, что выгодоприобретатель ОАО «АИЖК» требования П. поддержал, против взыскания страховой суммы, оставшейся после погашения остатка основного долга, в пользу П. Не возражал, суд обоснованно взыскал с ОАО «ГСК «Югория» пользу ОАО «АИЖК» суммы 124 384 руб., в пользу П. оставшейся суммы 71 475 руб. 26 коп. (195 859, 26 руб. - 124 384 руб. = 71 475 руб. 26 коп.)
В этой связи доводы апелляционной жалобы, по существу сводящиеся к тому, что суду следовало исходить из текущего остатка ссудной задолженности страхователя в размере 124 384 руб., не могут быть учтены.
На основании ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» судом также было произведено взыскание с ОАО «ГСК «Югория» в пользу П. компенсации морального вреда в размере 3000 руб.
Довод апелляционной жалобы о том, что поскольку отношения возникли в сфере имущественного страхования, нормы законодательства о защите прав потребителей не применимы, не основан на законе.
Применительно к п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.
Право на компенсацию морального вреда возникло у П. как потребителя услуги, комбинированный договор ипотечного страхования является договором личного страхования, заключен во исполнение условий кредитного договора, который был предоставлен с целью приобретения недвижимого имущества для удовлетворения личных нужд истца.
Поскольку при разрешении вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя, который нашел свое подтверждение в судебном заседании, а также при учете правоотношений сторон в рамках личного страхования, вывод суда о наличии оснований для взыскания такой компенсации является правильным. Размер компенсации морального вреда определен с учетом характера физических и нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости.
Судебная коллегия приходит к выводу о том, что нормы материального закона применены судом правильно.
Нарушения норм процессуального права, являющихся основанием к отмене судебного решения по делу, не установлено.
Руководствуясь ст. ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА: 

Решение Первомайского районного суда г. Омска от 29 марта 2012 года оставить без изменения. Апелляционную жалобу представителя ОАО «ГСК «Югория» И. оставить без удовлетворения.

Председательствующий:                                                                  Судьи: